02:01 

Проект "кайтен" - "воля небес": из неба в воду

даймё
Жизнь − всего лишь сон бабочки.

У многих термин камикадзе ассоциируется с пилотами-самоубийцами исключительно за штурвалом самолета. Но камикадзе были не только воздушными воинами-смертниками, но и подводными. Законсервированные в стальную капсулу - управляемую торпеду-кайтен, камикадзе уничтожали врагов императора и в море, жертвуя собой ради Японии.

Пилоты-камикадзе получали форму для заполнения и принимали пять клятвенных пунктов:
1. Солдат обязан исполнять свои обязательства.
2. Солдат обязан соблюдать правила приличия в своей жизни.
3. Солдат обязан высоко почитать героизм военных сил.
4. Солдат обязан быть высоконравственным человеком.
5. Солдат обязан жить простой жизнью.

О составе отрядов морских камикадзе существует противоречивая информация. По одним данным, это были молодые офицеры и старшины, по другим - гражданские молодые люди, часто - подростки не достигших и 17 лет, стремящихся проявить себя как «настоящие мужчины». Более старшие опытные пилоты обычно не привлекались к подобным миссиям в связи с необходимостью обучать новичков. Если погибнут они, то где взять преподавательские кадры? Чем больше молодых людей жертвовало собой, тем моложе были новобранцы, занимавшие их места. Есть сведения, что камикадзе набирали из малообразованных молодых парней, вторых или третьих мальчиков в семьях. Такой отбор, очевидно, был обусловлен тем фактом, что первый-старший ребенок обычно становился наследником семьи и поэтому не попадал в военную выборку смертников. Таким образом, в числе камикадзе оказывалась та прослойка общества, которой можно было пожертвовать без ущерба для нации и во благо нации. Тем более, что многие камикадзе сами стремились к такой участи, понимая, что это их единственный шанс как-то отличиться в жизни, запомниться героями и прославить семью. У школ камикадзе выстраивались очереди из молодых ребят. Хотя были и такие, которые участвовали в войне не совсем добровольно. Так, Кеничиро Онуки, один из выживших камикадзе, доживших до наших дней, в своих записях рассказал, что молодые люди не могли не записаться в отряды камикадзе, потому что это могло навлечь беду на их семьи. Он вспоминал, что когда ему «предложили» стать камикадзе, он воспринял идею на смех, но за ночь передумал. Если бы он осмелился не выполнить приказ, то самое безобидное, что с ним могло случиться, - это клеймо «трус и предатель», а в худшем случае - смерть. Его самолет не завелся во время боевого вылета, и он остался жив.
Среди подводных камикадзе живых не осталось.

Идея создания торпед-самоубийц родилась после жестокого поражения в битве у атолла Мидуэй. В 1942 году императорский флот Японии принял решение атаковать Гавайи с крохотного атолла Мидуэй - крайнего в западной группе Гавайского архипелага. На атолле располагалась авиабаза США, именно с ее уничтожения должно было начаться крупномасштабное наступление армии Японии. Но японцы просчитались. Битва при Мидуэе стала одним из главных провалов и самым драматичным эпизодом в той части земного шара. При атаке императорский флот лишился четырех крупных авианосцев и множества других кораблей, точных данных относительно людских потерь со стороны Японии не сохранилось. Проигрыш сильно деморализовал военный дух флота. Это поражение положило начало череде неудач Японии на море, и военному командованию пришлось изобретать альтернативные пути ведения войны. Так возникло особое экспериментальное подразделение подводных камикадзе. Эти смертники мало чем отличались от пилотов самолетов, их задача была идентичной - пожертвовать собой ради уничтожения врага.
Первоначально идея принадлежала группе младших офицеров подводников, ратовавших за применение управляемых смертниками торпед. Одним из разновидностей такого оружия была торпеда „Лонг Лэнс“, которой должен был управлять человек, находящийся в специальной кабине.

изображение
Торпеда "Лонг Лэнс" - тип 93


Высшее же морское командование на первых порах относились к этой идее без энтузиазма. В частности, Мива нашел принцип самоубийства неприемлемым. Но когда в ходе операций американских войск против Марианских островов Япония понесла огромные потери в подводных лодках и авианосцах, а вместе с ними исчезли и всякие надежды на победу флота, высшие морские чины стали смотреть на идею использования оружия самоубийц серьезно.

Обучение водителей управлению торпедами этого типа намечалось летом 1944 года в Оцудзиме (Внутреннее Японское море).
Подводные камикадзе для выполнения своей миссии под водой использовали торпеды-кайтены, что в переводе означает «воля небес». Это же название в последующем применялось и к самим смертникам-подводникам.
По сути, кайтен представлял собой симбиоз торпеды и малой подводной лодки. Работал он на чистом кислороде и способен был развивать скорость до 40 узлов, благодаря чему мог поразить практически любое судно того времени. Торпеда изнутри - это двигатель, мощный заряд и очень компактное место для пилота-смертника. При этом оно было настолько узким, что даже по меркам небольших японцев, места катастрофически не хватало. С другой стороны, какая разница, когда смерть неизбежна. Прямо перед лицом камикадзе находится перископ, рядом ручка переключения скорости, которая по сути регулировала подачу кислорода в двигатель. В верхней части торпеды существовал другой рычаг, отвечающий за направление движения. Приборная панель была оснащена всевозможными устройствами - расход горючего и кислорода, манометр, часы, глубиномер и прочее. У ног пилота располагается клапан для впуска забортной воды в балластную цистерну для стабилизации веса торпеды. Управлять торпедой было не так уж и просто, к тому же обучение пилотов оставляло желать лучшего - школы появлялись стихийно, но так же стихийно и уничтожались американскими бомбардировщиками. Первоначально кайтен использовали для атак на пришвартованные в бухтах корабли противников. Подводная лодка-носитель с закрепленными снаружи кайтенами (от четырех до шесть штук) обнаруживала вражеские суда, выстраивала траекторию (буквально разворачивалась относительно места нахождения цели), и капитан подлодки отдавал последний приказ смертникам. По узкой трубе смертники проникали в кабину кайтена, задраивали люки и получали распоряжения по рации от капитана субмарины. Пилоты-камикадзе были абсолютно слепы, они не видели, куда направляются, ведь пользоваться перископом можно было не более трех секунд, поскольку это вело к риску обнаружения торпеды противником.

Осенью 1944 года план использования „кайтен“ не был осуществлен из за отсутствия подводных лодок, способных выполнить нужную задачу. Первую операцию по использованию „кайтен“ назначили на начало ноября. Однако в связи с решением ввести в действие в боях за Центральные Филиппины весь подводный флот от применения „кайтен“ временно отказались.

Отсутствие массового выпуска „кайтен“ затрудняло обучение водителей для них, а наладить плановый выпуск человеко торпед мешала нехватка стали, топлива и других материалов. Не хватало квалифицированных торпедистов, а подготовить новых не было времени. Недостаток ощущался во всем, кроме добровольцев для „кайтен“.

Сначала кайтены наводили ужас на американский флот, но затем несовершенная техника стала давать сбои. Множество смертников не доплывали до цели и задыхались от отсутствия кислорода, после чего торпеда просто тонула. Чуть позже японцы усовершенствовали торпеду, снабдив ее таймером, не оставляя никаких шансов ни камикадзе, ни врагу. Но в самом начале кайтен претендовал на гуманность. В торпеде была предусмотрена система катапультирования, однако она работала не самым эффективным образом, точнее де факто не работала вообще: на большой скорости ни один камикадзе не смог бы безопасно катапультироваться, поэтому от этого отказались в более поздних моделях. Очень частые рейды субмарины с кайтенами приводили к тому, что аппараты ржавели и выходили из строя, так как корпус торпеды был изготовлен из стали толщиной не более шести миллиметров. И если торпеда слишком глубоко погружалась на дно, то давление просто расплющивало тонкий корпус.

Первое свидетельство атаки кайтенов, зафиксированное со стороны США, датируется ноябрем 1944 года.
7 ноября в Оцудзиме Мива, председательствуя на церемонии выпуска группы из 12 молодых офицеров смертников, составивших первый отряд подразделения, которое получило название ударных сил специального назначения „кикусуи“, рассказал о славных победах летчиков смертников авиации корпуса „камикадзе“ адмирала Ониси в боях за Филиппины. Здесь же Мива вручил всем 12 офицерам кинжалы „харакири“ символы жертвенности во имя победы.
В это время в заливе на якоре стояли готовые к отплытию подводные лодки „I 36“, „I 37“ и „I 47“. Приняв на борт водителей „кайтен“, все три лодки утром 8 ноября вышли на выполнение задания.
Таким образом в нападении участвовали три субмарины и 12 торпед-кайтенов против пришвартованного американского судна у берегов атолла Улити (Каролинские острова). В результате атаки одна субмарина затонула, из восьми оставшихся кайтенов два вышли из строя при запуске, два утонили, один исчез (хотя позднее был найден выброшенным на берег) и один, не дойдя до цели, взорвался. Оставшийся кайтен врезался в танкер «Миссиссинева» и потопил его. Японское командование расценило операцию как успешную, о чем немедленно было доложено императору.

События развивались следующим образом.
Японское командование планировало 20 ноября одновременно нанести удары по американским кораблям на якорных стоянках островов Палау и на островах Улити и Нгулу (Каролинские острова). В начале ноября подводная лодка „I 38“, находившаяся на боевом патрулировании к востоку от острова Лейте, была направлена для разведки островов Нгулу. 12 ноября ее атаковал и потопил эсминец „Николас“. Не получив сведений от „I 38“, японское командование приказало лодкам „I 36“ (командир Теремото) и „I 47“ (командир Орита) следовать к Улити, а лодке „I 37“ (командир Камимото) к Палау.

Но и „I 37“ не дошла до места назначения. Ее обнаружили за день до намеченной атаки кораблей в Палау. С якорной стоянки в Коссола были высланы эсминцы „Конклин“ и „Маккей Рейнольд“, которые в тот же день засекли лодку гидролокаторами и, проведя бомбометание серией глубинных бомб, потопили ее. „I 37“ взорвалась и пошла ко дну вместе с „кайтен“ на борту.

На эсминцах, конечно, не знали, что уничтожена лодка, вооруженная человеко торпедами. Подводнику одной храбрости, даже фанатичной, мало. Нужны еще умение, тренированность и находчивость. И даже не только это. Не следует забывать и о том, что делается в научно исследовательских институтах, на заводах, военных верфях, где создают лодки. Все это имеет огромное значение в деле решения лодками поставленных перед ними задач.

6 ноября радиоразведка штаба Объединенного японского флота доложила, что 15 ноября корабли американского флота покинули базу на островах Улити. Но Мива не отказался от намеченного удара „кайтен“ в районе Улити. На следующий день авиаразведка, осуществленная с островов Трук, показала, что в районе Улити много американских кораблей, в том числе линейных кораблей и авианосцев. 19 ноября подводные лодки „I 36“ и „I 47“ подошли к Улити и произвели разведку с целью установить места расположения главных целей. Атаку назначили на утро. Около полуночи обе подводные лодки погрузились и в подводном положении вышли на позиции пуска „кайтен“. К 03.30 20 ноября „I 47“ выпустила все четыре „кайтен“, а примерно через 1,5 часа „I 36“ выпустила только один „кайтен“: из за технических неполадок три „кайтен“ пришлось утопить, предварительно сняв с них водителей.

Примерно через час после пуска последнего „кайтен“ в направлении якорной стоянки раздался сильный взрыв. „I 47“ всплыла на перископную глубину, и командир увидел огромный столб огня и дыма в лагуне атолла, в районе северной якорной стоянки. Через 1,5 часа в лагуне островов Улити раздалось еще несколько взрывов.

30 ноября подводные лодки „I 36“ и „I 47“ вернулись в Курэ. На борту флагманского корабля 6 го флота состоялось совещание, на котором присутствовали, свыше. 200 человек, включая ведущих японских экспертов. Была дана оценка результатов первого боевого применения человеко торпед. Командиры „I 36“ и „I 47“ Орита и Теремото доложили, что они наблюдали после пуска лодками „кайтен“. На основании этих докладов, плана атаки и произведенных до атаки аэрофотоснимков офицер штаба 6 го флота дал высокую оценку действиям „кайтен“. Он заявил, что лейтенант Нисима отправил на дно авианосец, а остальные четыре „кайтен“ потопили по линейному кораблю. Присутствовавшие пришли в восторг. С этого времени в Японии удвоили усилия, направляемые на боевое использование „кайтен“.

Однако фактические результаты первого боевого применения „кайтен“, произведенного в соответствии с планом „кикусуи“, оказались куда менее значительными. Рано утром 20 ноября эсминец „Кейс“ у входа в лагуну атолла Улити таранил и потопил цель, которую принял за сверхмалую подводную лодку. Вторую такую же цель забросали глубинными бомбами самолеты морской пехоты, и только один „кайтен“ проник на якорную стоянку американского флота и взорвал эскадренный танкер „Миссисиньюа“ с грузом авиационного бензина. Танкер затонул, унеся с собой 50 человек экипажа».

«К середине января 1945 года японцы были готовы к очередной атаке с помощью „кайтен“. Находясь под впечатлением „успеха“ „кайтен“ при атаке целей на Улити, Мива создал из них боевую группу „Конго“ с намерением использовать ее для нанесения одновременного удара по кораблям США в базах, с которых они действовали для обеспечения операции вторжения на Филиппины. Такой удар планировалось осуществить 12 января, а в конце декабря из Японии вышли вооруженные „кайтен“ пять подводных лодок типа „I“, чтобы занять позиции у намеченных для этой цели американских баз. Уже к 10 января японская авиация с обойденных войсками США островов закончила воздушную разведку таких баз, которая подтвердила наличие в них нужных объектов атаки. В результате группа „кайтен“ получила приказ внезапно атаковать намеченные в базах цели.

Подводная лодка „I 56“ (командир Маринага) несколько раз пыталась подойти к гавани Сиадлер на островах Адмиралтейства, но из за противолодочного дозора и противолодочных сетей не смогла этого сделать. Потерпевшую неудачу „I 56“ 16 января отозвали в Японию. Подводная лодка „I 47“ (командир Орита) сумела своевременно, 12 января, выйти в район якорной стоянки флота США, расположенной в гавани Холландия, и выпустить четыре „кайтен“. Ведя лодку в надводном положении от места выпуска „кайтен“, Орита наблюдал пожар в бухте, знал из доклада вахтенного радиста о передаваемых по радио сигналах тревоги о прорыве в гавань подводной лодки противника. Подводная лодка „I 53“ (командир Тоемасу) выпустила четыре „кайтен“ в проходе Коссол на островах Палау. Один из „кайтен“ взорвался вскоре после пуска, другой из за механических повреждений пришлось затопить; предварительно сняв с него водителя. Тоемасу слышал сильные взрывы в проходе Коссол и, исходя из этого, доложил об успешности действий двух „кайтен“.

Подводная лодка „I 36“ (командир Теремото) в районе островов Улити также выпустила четыре „кайтен“, один из них пошел на транспорт боеприпасов „Мазама“, но взорвался, не дойдя до него всего 35 метров. Судьба трех остальных „кайтен“ неизвестна. На „I 36“ слышали взрыв и доложили, что все „кайтен“ достигли цели. Им приписывалось потопление четырех кораблей, включая линейный корабль и танкер.

На 20 января намечалась повторная атака с помощью „кайтен“ объектов на Улити. С этой целью туда из Японии послали подводную лодку „I 48“ (командир Тояма). Однако, выйдя из Курэ, лодка исчезла. 20 января японская воздушная разведка обнаружила у островов Улити затопленный танкер на якорной стоянке, где должны были действовать „кайтен“ с „I 48“. В связи с этим пришли к заключению, что Тояма успел решить свою задачу до того, как „I 48“ была уничтожена.

Но заключение это оказалось ошибочным. 22 января американский патрульный самолет обнаружил и безрезультатно атаковал „I 48“ в районе Улити. Затем лодку атаковала и потопила вместе со всеми „кайтен“ противолодочная группа кораблей в составе „Конклина“, „Корбесиера“ и „Рэби“.

29 декабря из Курэ вышла подводная лодка „I 58“ (командир Хасимото) с четырьмя „кайтен“ на борту. Ей предстояло доставить человеко торпеды к базе флота США на Гуаме. 6 января лодка подошла к Марианским островам, а ночью 11 января вышла на позицию пуска „кайтен“ на подходах к гавани Апра. Стояла отличная погода. Небо было ясным, море спокойным. Выпуская „кайтен“, Хасимото сожалел, что в гавани, по последним данным авиаразведки, не было ни линейных кораблей, ни авианосцев. На „I 58“ два „кайтен“ установили таким образом, что посадить в них водителей можно было только в надводном положении. А поскольку поступили сообщения, что лодку обнаружили, посадку водителей следовало произвести за несколько часов до намеченной атаки целей в гавани, чтобы лодка могла подойти к месту пуска „кайтен“ в подводном положении.

В 03.00 „I 58“ выпустила четыре „кайтен“, которые, по расчетам, должны были оказаться у целей примерно в 04.30. На лодке ждали этого часа, но неожиданно появившийся самолет заставил „I 58“ погрузиться, и она не смогла видеть результаты атак.

Действия „кайтен“ группы „Конго“ не дали ожидаемого эффекта. Хотя в Японии и утверждали, что „кайтен“ потопили в обшей сложности восемнадцать американских кораблей и судов, в том числе переоборудованный в авианосец корабль, девять крупных транспортов, танкер, крейсер и еще шесть крупных кораблей, в числе которых находились корабли класса „авианосец“, „линейный корабль“ и „транспорт“, в действительности все „кайтен“ погибли, не потопив ни одного американского корабля.»

«Согласно плану Мивы между 20 и 22 февраля из Внутреннего Японского моря вышли вооруженные „кайтен“ подводные лодки „I 368“, „I 370“ и „I 44“, составившие группу „Нихая“. Во время перехода в район Иводзимы „I 368“ и „I 370“ погибли. В Японии полагали, что эти лодки погибли, когда они атаковали тяжелые корабли американского флота. Однако „I 368“, как и „RO 43“, 26 февраля стала жертвой самолетов эскортного авианосца „Анцио“, а „I 370“ потопил сторожевой корабль „Финнегэн“, причем, по американским данным, ни та, ни другая лодка не атаковала американские корабли.

1 марта „I 44“ донесла, что в 50 милях от Иводзимы она подверглась атаке сил ПЛО и не может решить задачу по выходу на позицию пуска „кайтен“. Ей вторично приказали выполнить задание. Однако 6 марта лодку отозвали в Японию. Командир был отстранен от командования лодкой.

28 февраля Мива создал новую группу лодок, вооруженных „кайтен“. В нее вошли „I 58“ и „I 36“. Каждая лодка несла по четыре человеко торпеды. Однако к 6 марта штаб Объединенного японского флота понял, что сражение за остров Иводзима проиграно, и приказал Миве прекратить использование подводных лодок в этом районе. Мива отозвал „Г 36“ в Японию, а „I 58“ приказал занять позицию согласно плану предстоящей операции „Тан“. „I 58“ получила этот приказ в момент, когда выходила на позицию пуска „кайтен“ для атаки стоявших на якорях у Иводзимы целей. Командир „I 58“ Хасимото приказал снять водителей с „кайтен“ и сбросил „кайтен“ в море. После того как было сделано и то и другое, „I 58“ взяла курс на Окинодайто Сима.»

«Между 29 марта и 6 апреля из Японии на Окинаву вышли подводные лодки „I 44“, „I 47“, »I 56" и «I 58». Каждая была вооружена шестью «кайтен». Первой вышла подводная лодка «I 47» (командир Орита). Южнее острова Кюсю ее атаковали сначала самолеты с авианосцев, а затем эскадренные миноносцы. Оставляя за собой большой масляный след, подводная лодка возвратилась в Курэ для ремонта. Подводные лодки «I 44» и «I 56» вышли в море 3 апреля и погибли на переходе. «I 56» была потоплена 18 апреля глубинными бомбами эсминцев, а «I 44» 29 апреля авианосной авиацией. Ни одна из этих подводных лодок успеха в использовании «кайтен» не имела, хотя японское командование утверждало обратное.

Подводная лодка «I 58» (командир Хасимото) прошла Восточно Китайское море и вышла на широту Окинавы. 7 апреля Хасимото получил радиограмму следующего содержания: совместно с «I 58» удар по американским силам на якорной стоянке Окинавы будет наносить линейный корабль «Ямато». Однако к моменту приема этой радиограммы «Ямато» был уже потоплен. На следующий день подводная лодка «I 58» получила приказание во что бы то ни стало атаковать американские корабли у Окинавы. Идя на выполнение задания, «I 58» радиолокатором неоднократно обнаруживала американские самолеты и уходила под воду. В течение последующих семи дней из за угрозы с воздуха лодке пришлось погружаться более пятидесяти раз. Самое большое время, в течение которого ей удалось непрерывно оставаться в надводном положении, не превышало четырех часов. Постоянно работающий радиолокатор дал возможность уйти от атак самолетов, но четыре погружения не позволили ей зарядить аккумуляторную батарею так, чтобы дойти до Окинавы в подводном положении. 14 апреля Хасимото приказали вывести «I 58» в Тихий океан. Чтобы выполнить это приказание, лодка должна была пройти под полосой японских минных заграждений в Восточно Китайском море и затем следовать вдоль китайского побережья почти до самой Формозы. После месячного пребывания в море находившиеся на лодке «кайтен» вышли из строя, и 29 апреля «I 58» возвратилась в Японию.

Японское командование планировало ввести в бой «кайтен» в июле и августе 1945 года. С этой целью из лодок типа «I», приспособленных для переброски «кайтен» к месту боевых действий, создали группу, получившую название «Тэмон юнит». Три лодки из этой группы «I 47», «I 367» и «I 363» были направлены в район Окинавы. Первые две ушли из Японии 19 июня в район, расположенный в 300 400 милях к востоку от Окинавы. Японские документы свидетельствуют о том, что «кайтен» этих лодок не производили атак, однако 21 июня американский войсковой транспорт «Марафон» был поврежден в результате атаки человеко торпеды. В августе «I 47» и «I 367» возвратились в Японию.

Три другие подводные лодки группы «Тэмон юнит» японцы направили в южную часть Филиппинского моря, где они действовали успешнее. До этого в районе к югу от Формозы в течение нескольких месяцев японских подводных лодок не было, и, естественно, противолодочная оборона здесь оказалась заметно ослабленной. Конвои, правда, по прежнему сопровождались кораблями охранения, a боевые корабли совершали переходы самостоятельно на скорости, превышающей, как правило, 16 узлов. В апреле объединенный разведывательный,, центр прекратил издание еженедельной карты обстановки, отражавшей деятельность японских подводных сил. Считалось, что японские подводные лодки уже не представляют угрозы, и обеспечение судоходства приняло форму обычной повседневной деятельности. Задачи ПЛО эффективно решали поисково ударные группы, но в этот момент в Филиппинском море ни одной из них не было. Эскортный авианосец «Тулаги» стоял в сухом доке. Группа с эскортным авианосцем «Анцио», которая потопила в Филиппинском море четыре японские подводные лодки, действовала восточнее Марианских островов.

Подводная лодка «I 53» (командир Ота) первой из группы «Тэмон юнит» 24 июля обнаружила и атаковала конвой, состоявший, по ее определению, из пятнадцати транспортов и трех эсминцев охранения. В действительности же это был отряд из семи танко десантных кораблей и рефрижераторного судна, эскортируемый сторожевым кораблем «Андерхилл», пятью сторожевыми катерами и тремя охотниками за подводными лодками. «I 53» выпустила две человеко торпеды и донесла о потоплении двух транспортов.

«Андерхилл» (командир Ньюкомб), идя впереди конвоя, обнаружил плавающую мину примерно в то время, когда японская подводная лодка выпустила «кайтен». Ньюкомб приказал конвою изменить курс, пока он будет уничтожать мину артиллерийским огнем. В ходе выполнения «Андерхиллом» задачи по уничтожению мины гидролокатор засек подводную цель, и Ньюкомб вызвал на помощь сторожевой катер. Он тоже обнаружил цель и сбросил на нее глубинные бомбы. Через несколько секунд «Андерхилл» заметил перископ и сбросил на лодку серию глубинных бомб с установкой на малую глубину. Когда все стихло, на поверхность всплыли масло и обломки. Ньюкомб доложил, что его корабль потопил сверхмалую подводную лодку. Вскоре после этого сторожевой катер обнаружил еще одну сверхмалую лодку, и «Андерхилл» решил таранить ее. В момент тарана раздался сильный взрыв, и в небо взметнулось пламя, полетели обломки. У «Андерхилла» оторвало нос. С «Андерхилла» был снят экипаж. После этого огнем сторожевых кораблей «Андерхилл» был потоплен. А Ота, слышавший взрывы, решил, что выпущенные его лодкой две человеко торпеды потопили два американских транспорта.

В ночь на 4 августа «I 53», будучи атакованной четырьмя сторожевыми катерами в районе, который расположен в 400 милях восточнее Формозы, выпустила два «кайтен». Ота донес, что через три часа после спуска «кайтен» он слышал два сильных взрыва. В это же время лодка «I 58» (командир Хасимото) патрулировала вдоль линии Гуам Лейте. 28 июля она атаковала танкер и эсминец противника, выпустив две человеко торпеды. Хасимото слышал взрыв, который, по его мнению, означал потопление танкера, однако в документах американской стороны это не отражено.

Примерно в 23.00 29 июля «I 58» всплыла и почти сразу обнаружила цель на дистанции 5,5 мили. Лодка срочно погрузилась. Цель шла постоянным курсом почти в направлении лодки, и вскоре Хасимото определил, что это линейный корабль типа «Айдахо». Учитывая условия меняющейся при лунном освещении видимости, Хасимото решил атаковать цель обычными торпедами, а не «кайтен». Без приборов точного измерения дистанции «I 58» было трудно определить скорость цели. Считая, что цель идет со скоростью 20 узлов, Хасимото с дистанции 8 кабельтовых дал торпедный залп шестью торпедами широким веером и наблюдал три попадания.

В действительности же «I 58» атаковала тяжелый крейсер «Индианаполис», который шел генеральным курсом с острова Гуам к Лейте со скоростью 15,7 узла. На крейсере не было гидролокатора, и тем не менее ему приказали следовать на Лейте без эскорта. Ранее четырежды сообщалось об обнаружении на маршруте перехода подводных лодок противника, но все донесения считались ложными. Вскоре после захода солнца «Индианаполис» перестал выполнять противолодочный зигзаг, что упростило задачу подводной лодки. Справедливости ради следует сказать, что в сложившейся обстановке, обусловленной малой скоростью хода крейсера, отсутствием эскорта и выгодной позицией, в которой оказалась подводная лодка при обнаружении цели, мало вероятно, что противолодочный зигзаг крейсера мог в какой то мере повлиять на успешность атаки «I 58».

В крейсер попало две торпеды, и через 15 минут он затонул. Переданный им сигнал бедствия так никто и не принял. В то же время американская радиоразведка перехватила и через 16 часов частично расшифровала донесение Хасимото о потоплении его лодкой американского корабля. Радиоразведка доложила в штаб командующего Тихоокеанским флотом на острове Гуам, что японская подводная лодка донесла о потоплении ею корабля в точке, которая примерно соответствует месту, где должен был находиться в тот момент крейсер «Индианаполис». Несмотря на это донесение, поиск и спасение оставшихся в живых в районе гибели крейсера начались только после того, как поисковый самолет с Пелелиу, оказавшийся в этом районе через 84 часа после гибели крейсера, обнаружил на воде людей и донес об этом. Из 1199 человек команды крейсера в живых осталось только 316. 883 человека погибло, причем более половины из них умерло от истощения и изнурения за время ожидания подхода помощи{97}.

В 08.15 10 августа, находясь в 260 милях к северо востоку от северной оконечности острова Лусон, «I 58» выпустила два «кайтен» для атаки конвоя, и Хасимото зафиксировал потопление двух судов. Однако американские документы не подтверждают японских данных. Около 18.00 12 августа «I 58» выпустила два оставшиеся «кайтен» для атаки, как показал Хасимото, 15000 тонной плавучей базы гидросамолетов. Вероятнее всего, это был транспорт док десантно высадочных средств «Оук Хилл», шедший в сопровождении сторожевого корабля «Томас Ф. Никкел» из Окинавы на Лейте. На «Оук Хилле» заметили бурун от перископа, и сторожевой корабль пошел в атаку. Поняв, что перископ принадлежит человеко торпеде и помня о печальной участи «Андерхилла», Фармер отказался от тарана «кайтен» и повел корабль, на сближение с целью. Вскоре на корабле услышали скрежет металла: видимо, человеко торпеда скользнула вдоль борта. Через несколько минут «кайтен» показался из воды в 12 кабельтовых от корабля и взорвался.

Вторично перископ был замечен также с «Оук Хилла». Фармер, как и в первый раз, отказался от тарана и приказал сбросить прямо по курсу «кайтен» серию установленных на малую глубину бомб. Последовал мощный подводный взрыв, который, по мнению Фармера, означал гибель «кайтен». А Хасимото (он находился на «I 58»), услышав взрывы, решил, что выпущенные его лодкой человеко торпеды потопили американскую плавучую базу гидросамолетов.

Третья подводная лодка южного отряда группы «Тэмон юнит» «I 366» донесла, что вечером 11 августа она выпустила три человеко торпеды для атаки конвоя в районе 500 миль севернее Палау, и что «кайтен» потопили три судна. Однако подтверждающих эту атаку американских данных нет.

Если судить об успешности боевого применения «кайтен» по действительным результатам, то следует отметить, что группа лодок «Тэмон юнит» имела наибольший успех. Правда, и в этом случае лодки добились успеха, использовав для атаки крейсера обычные торпеды, а не «кайтен». За все время боевого использования «кайтен» Япония потеряла восемь лодок типа «I», на которых погибло 900 человек, однако за шесть дней, потопив крейсер и сторожевой корабль, японцы уравняли потери сторон."

В порядке оборонительных мероприятий против американских сил вторжения на Японские острова японцы подготовили 100 «кайтен» и 400 сверхмалых подводных лодок, которые предназначались для действий с береговых баз против кораблей флота США. Кроме того, с этой же целью в секретных местах вдоль берега и в гаванях южной части Японии было расставлено 1000 небольших моторных катеров, имевших в носовой части 550 килограммовый заряд. Плавучими базами для сверхмалых подводных лодок служили «НА 109» и «НА П1», которым, однако, часто приходилось выполнять и другую задачу патрулировать в проливе Бунго."

Таким образом видно, что эффективной кайтен не превосходила обычных торпед или подводных лодок малой дальности; более-менее успешно использовать кайтены удавалось только в самом начале. По итогам морских баталий Япония заявляла о 32 потопленных американских судах, включая авианосцы, линейные корабли, грузовые суда и эскадренные миноносцы. Но эти цифры считаются слишком преувеличенными. Американский морской флот к концу войны существенно нарастил боевую мощь, и пилотам кайтенов было все сложнее поражать цели. Крупные боевые единицы в бухтах надежно охраняли, и подбираться к ним незаметно даже на глубине в шесть метров было очень непросто, атаковать разбросанные в открытом море корабли у кайтенов также не было возможности - долгих заплывов они просто не выдерживали.
Торпеды-кайтены были кризисным решением, на которое императорская армия возлагала большие надежды, но они не оправдались. Кайтены должны были решить самую главную задачу - уничтожить суда противника, и не важно, какой ценой, однако чем дальше, тем менее эффективным виделось их использование в боевых действиях.


изображение
I-47 - група Конго 25 декабря 1944

изображение
I-56 - группа Конго 21 декабря 1944

изображение
I-363 - группа Тэмон в августе 1945

изображение

изображение

изображение




@темы: япония

URL
   

KIZOKU NO KAOKU

главная